вот такая она, флористика

Прикольно, меня уже можно назвать профессионалом в новой области. Неожиданно и самой приятно. Увы, кино не для всех остается кином не для всех, не каждый с первого взгляда был готов угадать елку в моей креативной флористической елке. А вчерашняя новогодняя булава вообще попадает разве что под определение объект. То есть нечто прикольное, но неопределенное. ПРикольная хрень...Жаль фотки не совпадают с моим новогодним настроением. Они такие осенние, желто-красные. Но увы, зимних картинок нет еще, они ждут своей очереди.








про работу

Отправляясь на облигационную конференцию, я выбирала одежду по принципу Макса Покровского, который на закрытии сего мероприятия сказал: «Я знаю-знаю. Облигация – это девушка, одетая во что-то облегающее». И только в зале я заметила, что моя полупрозрачная розовая кофточка и закатанный джинсы резко контрастируют с вездесущим офисным стилем. Первые несколько часов я приходила в себя, переваривая атаку клонов: 700 человек в костюмах и галстуках – для моего плохого зрения слишком. Естественное желание ближе познакомиться со спикерами пресекалось на корню. Как только я начинала двигаться в сторону выступающего, он спускался с трибуны и сливался с костюмно-галстучной толпой абсолютно одинаковых людей. Знакомый эксперт посоветовал мне отличать людей по галстукам, но и это не прокатило. Только помогло выявить несколько закономерностей: синие галстуки носят с голубыми рубашками, бордовые с розовыми, черные – с белыми. И ни одна собака с целью облегчить мою задачу не одела оранжевый галстук в ярко-зеленый горох. Я честно хотела выспаться, так как обилие услышанных новых слов и мыслей разрывало мозг, но добрые советчики горячо возразили: «Ты должна пообщаться с аналитиками в неформальной обстановке!». Этот роковой шаг навсегда разрушил мою иллюзию об этих прекрасных мужчинах с мегавысоким IQ.  Первое, что я увидела в клубе, куда собрали полутрезвых аналитиков, успевших переодеться в человеческое – джинсы и футболки (видела даже вариант футболки одетой на рубашку) – тети топлес, танцующие на стойках. Однако на них почти никто не обращал внимание. Дядя, который потом показывал фокусы с веревочкой, вызвал куда больший ажиотаж. А дальше дискотека, которая меня немного вымотала, я присела у ближайшего фикуса, чтобы хоть немного отдышаться и с этого момента началось неформальное общение. Я и подумать не могла, что знакомиться с нужными людьми так просто. Я просто сидела а они проходили мимо, спотыкаясь о мои сапоги, поворачивали красные лица и оставляли визитки. Я услышала много самых неожиданных вопросов: «Девушка, вы не из тусовки. А кто?» - спросил представительный мужчина в черной футболке. «Журналистка». Он поднес руку к голове, мне стала страшно, показалось, что сейчас он скажет: «Ах, оставьте ради бога!». Вместо этого дядя страдальчески воскликнул: «Только пожалуйста, пожалуйста никогда не перевирайте слова! Умоляю, лучше переспросите!». А еще лучше убейте… Меня заинтриговали, я попросила визитку и обнаружила, что передо сам мной глава отдела анализа долговых рынков крупного банка, занимающего почетное то ли 90-е, толи 95-е место в рэнкинге Интерфакс-100. Страдалец вздохнул и принес с соседнего столика бокал: «Давайте выпьем. Это виски моей знакомой, она больше не будет». Хотела отказаться сославшись на опасность бытового сифилиса, передающегося через слюну. Но его уже увели за ручку. Только этот исчез, свет от  прожекторов заслонил нависший надо мной заслонил объемный живот нависшего сверху аналитика чего-то там. Он долго бросал похотливые взгляды, потом шепнул: «Журналистки так соблазнительны». Потом, видимо, испугавшись своих же намеков, смутился и побежал к бару. То что пришло дальше, даже не совсем пришло, оно сначало упало рядом, а потом начало подползать. В опасной близости меня спросили, ехидно хихикая,: «Доктор приходил?». Я помотала головой и вызвала этим взрыв счастливого детского смеха: «АААААААСпирин давал?». Я опять говорю, нет. Тогда он начал спрашивать тоже самое по второму кругу, и по третьему и по десятому. Чтобы пресечь безобразие, я загадочно улыбнулась: «Банковская тусовка адски жжот!». Он гордо кивнул: «Зачееееееееееееет!» И пошатываясь, направился к своему столику. Мечты о такси до гостиницы давно поселились в моей голове. Но приятная усталость мешала взять себя в руки, выйти на холодную улицу и поймать машину. Был необходим стимул, который не заставил себя ждать. Сквозь пляшущую толпу ко мне приплыл один из редких, не пожелавших снять галстук персонажей. Я еле успела подвинуться, иначе эта ночная бабочка с отрешенным взглядом и попой килограмм в 150 приземлилась бы на мои колени. Бабочка подвинулась ближе, я тоже подвинулась и почти свалилась со своего насеста. Тогда пришедшее возмутилось: «Пожалуйста, сядь, как сидела, у тебя получается лучше чем у меня, сидеть у фонтана». Я удивилась, что же такое надо выпить, чтобы разглядеть фонтан в клумбе с искусственным фикусом. Незнакомец продолжал удивлять. Кося красным глазом, он грустно спросил: «А почему ты не любишь секс?». Мне стало неловко: «Наверное, поймал на себе мой незаинтересованный взгляд. Нельзя так людей обижать». Вслух же я произнесла: «ты из какого банка?». Мой вопрос не понравился: «Я просто человек с этой планеты», - ответил мне этот  офисный Диоген. А потом с каким-то надрывом добавил: «Ты не любишь секс! А это значит, дело не во мне, а в тебе!!!». ТААААК… Этот поворот меня совсем удивил, я побежала к гардеробу, пока собеседник не развил тему. По дороге нашла претендента на провожающего до машины. За несколько минут до такси мне успели перечислить несколько признаков настоящего инвестиционщика:

- При слове «женщина» пугается и впадает в панику

- на вопрос: «как дела?» отвечает перечислением котировок

- в редкое свободное от работы время дрочит в туалете…

А в остальном хороший парень….   

из палаты N6

Кажется, я открыла великий секрет, что же за такая хрень счастье. Эта штука пахнет старыми котлетами, разбавленным компотом и разводным порошковым пюре. А на вкус как позавчерашний омлет из холодильника. Однако это не делает его невкусным. Я приехала в страшное место с загадочным названьем «Институт герантологии» как раз на той жизненной стадии, когда полоса белая-полоса-черная – жопа. Жопа везде. Первой повернулась ко мне задом любовь и уже которую неделю я разглядывала ее толстую задницу, потом здоровье, и наконец, появилось полное нежелание отвечать себе на вопрос: «А как дальше….». В больнице я никогда не лежала, зато много слышала про продажных медсестер и заплесневелых старушек в сальных халатах. Утешало одно – мой врач – хорошо оплачиваемый гинеколог, она бы не смогла направить меня в такое заведение из советских ужастиков. Однако это утешение исчезло уже на стадии оформления документов. Заполняя мое ФИО и профессию, секретарша пенсионного возраста после пяти минут мучительного поиска нужных букв спросила: «Я правильно написала?» Место работы: «Газета Бистнес». Пока я чего-то мямлила, мне пришла на помощь тетя в халате: «Бизнес – через З». «Зачем З?» - взмутилась секретарша. О том, что мосты сожжены я поняла, когда у меня забрали джинсы и куртку, сбежать в шлепанцах гораздо сожнее. Итак, из всего имущества остались домашние штаны, красная кофта с глубоким декольте для мужчин-посетителей и рыжая футболка с надписью «Трудно быть орлом, когда кругом одни индюки» для навещающих подруг. Поднимаясь по лестнице в отделение, я поняла, что в душе растет сильное желание выпрыгнуть в окно. Оно усилилось, как только я услышала аромат разводного пюре. Потом прозвучало грозное: «Новенькие, в кабинет!». Я безрезультатно старалась себя успокоить по пути: «Ну, лежат же люди… все хорошо … все хорошо». Стоя  около двери, услышала вопли которые не прибавили смелости: «Операция, срочно!». Моя бледная предшественница, запахивая халат, выбежала из кабинета. Едва я зашла, поняла, что мне не слишком рады. 99% пациенток в моем возрасте попадают сюда с одной целью – сделать аборт. 100$, три часа сна и свободен. Но нет, моя проблема оказалась другого рода и к смертным грехам не имела отношения. Я кукую тут уже почти две недели, за это время через абортную палату N4 прошла не одна дюжина девочек и девушек. Едва я вернулась в палату, туда привезли женщину после такой же операции, которая должна была быть у меня. Я прежде не видела людей под наркозом, зрелище меня впечатлило. Открытые стеклянные глаза, медленные движения и полная отрешенность – овощ в салате. Есессно, я решила, что отупение - это признак нестерпимой боли. Жестокие врачи перекатили ее на кровать, как куль с картошкой, и ушли. Она свернулась клубочком, как замерзший котенок, и пролежала так пару часов. За это время мое богатое воображение нарисовало массу неприятных перспектив. Итак, я чувствовала себя человеком, которого заперли в черном ящике и даже не просверлили дырочку, чтобы подглядывать. А утром врач просто сказала: «Девочка маленькая. В операции нет нужды, будем лечить витаминами и процедурами». И все, и я превратилась в счастливого еврея, который выгнал из комнаты овцу. Знаете эту притчу? Однажды еврей пришел к раввину и стал жаловаться на душевные метания, внутренний дискомфорт. Тот ему посоветовал поселить в комнату корову, потом лошадь, потом козу и до кучи овцу. Когда ситуацию с жилплощадью усугубили до максимума, добрый равви через неделю добавил: «А теперь высели овцу!».

P.S. Лена, Юля, мне подключили сеть, и я снова могу быть полезна для общества. Выпишут меня не раньше вторника, так что могу работать из моей палаты N6